14 декабря 2018 23:01

Экстренное торможение

Локомотивная бригада локомотивного эксплуатационного депо Батайск предотвратила столкновение пассажирского поезда с «КАМАЗом».
Владимир Михайленко, машинист локомотивного эксплуатационного депо Батайск
Сергей Клименко, помощник машиниста локомотивного эксплуатационного депо Батайск
2 августа, когда все отмечали День железнодорожника, едва не случилась беда. Пассажирский поезд № 29 Москва – Новороссийск на всех парах шёл по перегону со скоростью 135 км/ч. Локомотив ЭП20 – новый, скоростной, работающий на постоянном и переменном токе. Рекомендованная на этом участке перегонная скорость – 140 км/ч.

Владимир Михайленко поясняет:
– График движения пассажирского поезда Москва – Новороссийск обязывает нас следовать с такой скоростью. На переезде 1383-й км я вижу гружённые зерном фуры, движущиеся через пути, и замечаю, что есть реальная опасность столкновения. Водители, к сожалению, не всегда осознают, с какой скоростью едут они и с какой движется наш поезд.

В этом месте водители нашли самый короткий путь в порт Азов и едут сюда теперь чуть ли не колоннами. Ещё недавно тут был обычный переезд с небольшим трафиком. Но шофёры сообразили, что, минуя Батайск, можно немного сэкономить на топливе. И теперь фуры едут именно через этот нерегулируемый переезд на перегоне Высочино – Васильево-Петровская. Впрочем, он оборудован сигнализацией, которая пре-дупреждает о приближении поезда и включает запрещающие сигналы. Но не все готовы эти сигналы воспринимать.

Тогда на переезде находились два зерновых «КАМАЗа».
– Первый «КАМАЗ», который шёл в колонне, сбавил скорость, – рассказывает Владимир Михайленко. – Я почувствовал, что он очень близко подъехал к переезду и водитель растерялся, не знает, что делать: то ли сдавать назад, то ли ехать вперёд. Я 30 лет работаю машинистом и в тот момент чётко знал: надо тормозить. Со 135 км/ч успел сбросить к переезду до 90. На 2 км протянулся тормозной путь поезда.

Для любого машиниста такое решение требует мужества и ответственности. Ведь его действия будут потом внимательно разбирать, изучать скоростемерные ленты, записи приборов безопасности. Если машинист принял неправильное решение, то последствия могут быть неприятными. Но даже после экстренного торможения, которое не привело к печальным результатам, необходимо приводить в порядок тормозную систему, учитывать дефекты, которые получили при этом колёсные пары, нагонять отставание по времени, чтобы вписаться в график движения. Именно поэтому такое торможение и называется экстренным.

В таких случаях перед каждым машинистом в полный рост встаёт вопрос: «Тормозить или не тормозить? Может быть, пронесёт?»

Владимир Михайленко знал, что не пронесёт. В этом принципиальное отличие настоящего профи от обычного работника. Мастер вождения не предполагает и даже не размышляет. При возникновении нестандартной ситуации он знает и сразу же делает то, что необходимо.

Всё могло быть, как в фильме-катастрофе: ещё немного, и таран поездом гружённого зерном трёхосного прицепа «КАМАЗа» с адыгейскими номерами (машинист успел заметить регион номера автомобиля) был бы неизбежен. Но Владимир Михайленко среагировал вовремя.
– Меня до сих пор трясёт, как думаю об этом, – рассказывает помощник машиниста локомотивного эксплуатационного депо Батайск Сергей Клименко. – У нас пассажирский поезд, люди. О нас, находящихся в кабине, уже и не говорю – мы первые кандидаты на то, чтобы пострадать при столкновении.

Помощник долго ещё ругал водителя за безответственное поведение. Это серьёзная проблема, которая существует уже годы и пока кардинально не решается.

Владимир Михайленко предлагает в сезон перевозок урожая сделать этот перегон охраняемым, поставить по периметру видеокамеры и привлечь к решению вопросов безопасности движения ГИБДД.

Машинист, принявший правильное решение (все его действия потом тщательно анализировались), не только сам посвятил себя труду на железной дороге. Дети Владимира Михайленко пошли по его стопам. Один из них тоже стал машинистом в пассажирском движении, другой пока ещё помощник. Оба учатся в РГУПСе.
– Хотелось бы надеяться, что проблемы с переездами когда-нибудь будут решены. Потому что обидно, если и мои дети будут испытывать такие же неприятности, – говорит Владимир Михайленко.

Его путь к управлению локомотивом был традиционен. В своё время он окончил 15-е ПТУ в Ростове, затем трудился на Ростовском электровозоремонтном заводе. Без отрыва от производства окончил курсы помощника машиниста. Потом служил в армии. По возвращении решил связать свою судьбу с локомотивным депо. Это была его мечта, которая в полной мере реализовалась. Владимиру в то время было 22 года. Его сын в каком-то смысле превзошёл отца: он стал машинистом, когда ему был всего 21 год.
– Есть несколько нерегулируемых переездов, – признаётся Владимир Михайленко, – которые я, как машинист, жду с напряжением. Там периодически что-нибудь происходит.

У машинистов каждый день проводятся инструктажи. Им рассказывают о последних распоряжениях РЖД, изменениях в нормативной базе, а также происшествиях, которые случились в последнее время на сети дорог. И очень здорово, что ЧП на переезде между Высочином и Васильево-Петровской не произошло. Потому что локомотивная бригада из Батайска сработала профессионально.
– Случаи с ДТП на переездах в последнее время участились, – констатирует заместитель начальника Северо-Кавказской дирекции тяги Андрей Небеснюк. – И если бы не бдительность локомотивной бригады, которая спасла ситуацию на неохраняемом переезде Высочино – Васильево-Петровская, настоящий профессионализм, который проявили Владимир Михайленко и Сергей Клименко, то их было бы ещё больше.

Валерий Павлов




Оставить комментарий

Защита от автоматических сообщений:

Защита от автоматических сообщений

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31      

Выбор редакции

Летний призыв