20 сентября 2018 22:16

Дежурный доктор для вагона

Для поездного механика Дмитрия Большакова путешествие – это образ жизни, а железная дорога – самое большое увлечение

Тягу к железной дороге родители с удивлением заметили у него ещё в детстве. С удивлением – потому что в семье не было ни одного железнодорожника, да и рядом с их домом не увидишь ни станции, ни даже просто участка пути, где ребёнок мог бы смотреть на поезда.
В семье военного, где родился Дмитрий, надеялись: пойдёт по стопам отца. Однако настаивать не стали, видели, что у него лежит душа совсем к другому делу. А впрочем, рассудил отец, железная дорога сродни военной службе – и дисциплина должна быть, и знания, да и дело это важное.

В школе у Дмитрия сложилась целая компания ребят, которые, как и он, грезили поездами. Они ходили на станции смотреть, как сортируют вагоны и составляют поезда, как усаживаются в вагоны люди, собираясь в дальнюю дорогу, и спешат пассажиры электричек, чтобы не упустить свой поезд…

Ребятам повезло, что дело происходило в Москве и можно было побывать на самых разных станциях, на маленьких платформах и центральных вокзалах. Но самой большой удачей было попасть в депо. Увидеть целые составы, стоящие под крышей, и людей, которые свободно ходят под вагонами и заглядывают им «под брюхо». Всё это казалось мальчишкам каким-то отдельным миром. Их, конечно, могли заметить и прогнать охранники. Но те относились хоть и строго, но с пониманием к мальчишескому любопытству. Сами ведь такими были когда-то.

Естественно, что после девятого класса почти вся компания пошла учиться на машинистов. Поступил в колледж и Дмитрий. Теперь, уже не опасаясь охраны, можно было ходить в депо и даже задавать любые вопросы. Везде ребят встречали приветливо.
– Это были увлекательные вылазки, – вспоминает Дмитрий. – До сих пор они остаются одним из самых ярких воспоминаний детства. Но вообще я знаю, когда железная дорога впервые произвела на меня впечатление. В детстве мы каждое лето ездили в Сочи к родственникам отца, а зимой – в Ижевск на родину мамы. Я всегда очень ждал этих поездок. И мечтал когда-нибудь сам повести такой поезд.

Но, повзрослев и получив специальность помощника машиниста, он понял, что ему по душе работать не в кабине, а в вагонах – с людьми и вагонным оборудованием. И в МИИТ он поступил уже на «вагонное хозяйство». В годы учёбы поездил по стране проводником, а после стал поездным электромехаником. Эту должность он шутя называет «дежурный доктор для вагона». Ведь его задача – следить в пути, чтобы всё в поездном «организме» работало нормально.

Работу его скучной не назовёшь. Оборудование у всех поездов разное, и надо его знать. Сегодня в их депо Николаевка формируются двухэтажные составы, появляется новая техника, и Дмитрию Большакову есть с чем их сравнить, даже несмотря на то что работает он механиком около пяти лет.
– Новые поезда, конечно, требуют больше нашего внимания, – рассказывает он. – Электроника очень чувствительна к тряске. В сидячем двухэтажном поезде, например, во время технической обкатки на маршруте при наборе скорости начали самопроизвольно срабатывать кнопки вызова проводника, которые встроены над каждым креслом. К запуску в эксплуатацию нужно сделать их менее чувствительными. Техника современная, умная, но и обслуживания она требует больше и отношения более бережного. Вот с теми же двухэтажными поездами сейчас планируется два поездных электромеханика отправлять вместо одного.

Прежде чем работать на этом новом подвижном составе, поездные электромеханики, слесари и электрики из Николаевки специально ездили обучаться на Тверской вагонный завод. Чтобы в пути и в депо они могли устранить любую неисправность. У двухэтажных вагонов ведь немало своих особенностей. Отопительная система для механиков теперь стала зоной повышенного внимания. Она в новых вагонах электрическая. Это, несомненно, система будущего, когда составы идут без генератора, но она и более уязвима. Случись что в одном вагоне – без тепла останется весь состав.
– Если у обычного одноэтажного вагона с водяным отоплением пробило высоковольтное отопление, то котёл можно и углем потопить или соляркой, – объясняет электромеханик, – а у этого состава вся климатическая система зависит от высоковольтного напряжения, которое поступает от электровоза. То есть если локомотив выйдет из строя, пропадёт напряжение в контактном проводе, всё будет быстро остывать. Но и плюсы у системы немалые. Если слить воду из бака в такой ситуации, то вагон не перемёрзнет. А если водяное отопление замёрзнет, то вагон точно встанет на внеплановый деповской ремонт.

Большаков рад тому, что именно в их депо пришёл такой современный подвижной состав. Оборудование этих вагонов, считает Дмитрий, очень перспективное для российских железных дорог. Вагон без генератора не создаёт сопротивления, тогда как при движении обычных составов одна треть мощности тратится на генератор, чтобы состав мог от него питаться.
– Это здорово, что в России сегодня делают такие вагоны, – говорит Дмитрий. – Конечно, в них есть ещё то, что хотелось бы улучшить. Например, изоляцию и строение высоковольтных розеток и штепселей, чтобы было меньше пробоев. Розетка до сих пор производится по старому, советскому ещё образцу, потому что она должна быть универсальной и подходить ко всем локомотивам. Чаще всего пробои высоковольтной магистрали происходят именно в розетках и межвагонных соединениях. Но изменить конструкцию очень тяжело – нужно переделывать всю систему и согласовывать с заводами – производителями локомотивов, чтобы они тоже перешли на новый образец розеток. Либо выпускать специальный локомотив для нового состава, как это делают, например, в Казахстане.

В каждый рейс Дмитрий берёт с собой помимо рабочих инструментов ещё и фотоаппарат. Правда, фотографию нельзя назвать ещё одним увлечением Дмитрия, потому что она – продолжение всё той же любви к железной дороге. В кадре у него неизменно локомотивы, поезда и то, что скрыто от большинства людей, – поездная механика.

Оказалось, что Дмитрий довольно известен в кругах любителей железных дорог. В Интернете у них есть целые сообщества, где единомышленники общаются, выкладывают фото и организуют совместные поездки на съёмки. Что интересно, среди них люди самых разных профессий, и железнодорожников не так уж много.

Он всё свободное время посвящает таким поездкам-экспедициям. Особенно романтично снимать узкоколейки. Под Тверью недавно отсняли такой участок, который ведёт к торфяному предприятию. В Иванове – заброшенное депо и колею, по которой возили кварцевый песок. А в Кирово-Чепецке их поразила действующая ветка узкоколейки, которая соединяет посёлок с городом. А в последний отпуск они с друзьями организовали двухнедельную экспедицию на велосипедах по Свердловской области и Казахстану. Коллекция фотографий пополнилась красивейшими снимками поездов в степи и горах.

Снимать людей он не любит, говорит, что в кадре предпочитает масштаб, природу и рукотворные машины, подчиняющие себе расстояния. А вот работать с людьми ему нравится. Иногда он даже скучает по тому времени, когда работал проводником, и приходит помогать коллегам общаться с пассажирами.

Какую бы должность ни занимал в поездной бригаде, этот человек чувствует, что он на своём месте – на железной дороге. Почему он выбрал именно эту профессию, Дмитрий не знает. Потом, немного подумав, отвечает: «Мне кажется, она сама выбрала меня».

Наталья Цыплева




Оставить комментарий

Защита от автоматических сообщений:

Защита от автоматических сообщений

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31