18 июля 2018 02:05

Заботы молодого главного врача

Выпускник медакадемии нашёл своё призвание на далёкой северной станции

Недавно назначенному главному врачу Микуньской узловой больницы на Северной дороге Николаю Швецову на вид чуть больше двадцати. Но в крохотном северном городке его уже узнают на улице и уважительно здороваются.
«Моя бабушка работала медсестрой в войну и в мирное время, а мама – фельдшером, в том числе на предрейсовых медосмотрах локомотивных бригад, – находит новоиспечённый главврач и медицинскую, и железнодорожную составляющие в своей родословной. – Да и вырос я на станции Кадуй Октябрьской магистрали. После 11-го класса выбрал медицину, хотя была мысль заняться журналистикой – литература и русский давались легко».

Взрослеть будущему врачу пришлось раньше друзей по Ярославской медакадемии: на третьем курсе умерла мама, а через полтора года – отец. Остался студент вдвоём с младшей сестрой. Чтобы выжить, пришлось совмещать учёбу с работой сторожем, грузчиком. Получив диплом, Николай не захотел возвращаться в родной посёлок, где его знают с пелёнок. Чтобы панибратства не было. Всё-таки врач – это статус. Решил начать с чистого листа. Почему Микунь? При распределении выпускников кадровики Региональной дирекции медицинского обеспечения на Северной дороге предложили на выбор несколько станций. Микунь оказалась ближе всех к Сыктывкару, где жили однокурсники. «Ехать на Север, в глухомань, было страшновато, – признаётся Швецов. – За семь лет учёбы в большом городе привык к цивилизации. Да и знакомые врачи отговаривали: может, там и лечить-то нечем…»

Приехал на станцию с двумя сумками 31 июля и на следующий день вышел на работу. А все как раз ушли в отпуск. Остался без специалистов по функциональной диагностике, по УЗИ. Пришлось положиться на чутьё терапевта, читать книги по ЭКГ, рентгенологии. Было непросто, но коллеги поддерживали – они всех «хроников» в городе знают. И быт помогли наладить. К примеру, нашли юноше съёмную квартиру, которую оплачивала больница.
«Сначала думал: поработаю, наберусь опыта и уеду в большой город, – говорит Николай. – Долго-то здесь не протяну. При первой возможности садился в поезд и ехал в Ярославль к друзьям – за общением и поддержкой. Но затянуло. Опять же уровень врачей и оборудования приятно удивил. Думал, что буду козырять полученными в академии знаниями, а на деле многому пришлось учиться у коллег».

Через три месяца юный терапевт простудился. Вызвал на дом коллегу, а та с ходу определила патологию – врождённый порок сердца. За 25 лет жизни ни одно обследование его не выявило. Швецов успешно прооперировался и понял, что настоящие профессионалы работают не только в столицах.

За три года работы участковым терапевтом его узнал весь город. Новый врач сразу понравился пациентам: умеет общаться. А когда Швецова назначили заместителем главного врача по поликлинике, он стал совмещать административную работу с практикой цехового терапевта. Лечил железнодорожников всех специальностей. Да и сейчас практику не бросает, к тому же возглавляет врачебно-экспертную комиссию, так что контингент знает хорошо. «Цеховой терапевт – ключевая фигура в железнодорожной медицине, – считает он. – На нём приём, диспансеризация, предрейсовые медосмотры, формирование группы риска… Это он должен поставить работника на ноги, если тот заболел. А если выявлено что-то серьёзное, стараемся по максимуму пациента обследовать, применить все методы лечения – либо у нас, либо в дорожной клинической больнице на станции Ярославль, либо в Москве. Да, иногда приходится признать человека негодным к работе. А иногда удаётся спасти от инфаркта, инсульта. Конечно, люди благодарят».

Бывает, какая-нибудь бабуля хочет поблагодарить терапевта, приносит шоколадку. Поначалу Швецов пытался отказываться, но потом понял: проще взять подарок и попить чаю с медсестрой, чем расстраивать человека. Отказывался он поначалу и от должности главного врача. Никогда, говорит, не стремился к руководящей работе, не видел себя начальником. Поэтому пришлось хорошенько подумать, посоветоваться с друзьями и близкими. Ведь главврач – это и администратор, и хозяйственник, и экономист, и бухгалтер.
«Мой предшественник начал масштабный ремонт, больница стала на глазах преображаться, – говорит он. – Моя задача – довести дело до конца и дооснастить стационар современным оборудованием. Недавно, например, получили от РЖД цифровой флюорограф и новый рентгеновский аппарат. Люди едут к нам за диагностикой и лечением из близлежащих посёлков и деревень, хотя в Усть-Вымском районе ещё две больницы».

На вопрос, что было самым тяжёлым испытанием на врачебном поприще, Швецов отвечает прямо – смерть первого пациента. Случилось это через пару месяцев после устройства на работу. Во время его дежурства по стационару умерла от тромбоэмболии пожилая женщина. Попытки спасти оказались тщетны. Было, признаётся, очень нелегко. Думал даже бросить дежурства. Но здравый смысл взял верх, начал снова дежурить, помогать людям. «Это позволило мобилизоваться, собраться с духом, снова засесть за учебники и стать тем, кем и должен быть медик, – человеком, спасающим жизни», – говорит врач. Потом смертей на дежурстве было немало. «К смерти привыкаешь, как бы это жутко ни звучало, – добавляет Николай. – Но всё равно всегда ищешь, что сделал не так или чего не сделал, анализируешь себя. Это тебя развивает как врача. А если спас кому-то жизнь – радуешься. Значит, не зря медицину выбрал, не зря учился».

С будущей женой Николай познакомился в отпуске, хотя до этого пять лет жили в одном общежитии при Ярославской медакадемии. Сейчас она работает в той же больнице провизором – отвечает за обеспечение лекарствами. Да и других молодых врачей Швецов немало переманил сюда из Ярославля, чтобы легче жилось и работалось. К августу ждёт супружескую пару – эндокринолога и терапевта, которые недавно побывали в Микуни и остались довольны. «Мой ресурс ярославских знакомых уже исчерпан, – поясняет главврач. – А они как более молодые, надеюсь, потащат за собой новые кадры, которых нам так не хватает».

Да, молодёжь в глубинку не рвётся. А напрасно, говорит мой собеседник, сегодня здесь можно обустроиться очень даже неплохо. И приводит в пример себя. Швецовы купили в Микуни квартиру, она через дорогу от больницы. «Рано вставать не надо», – смеётся Николай. Даже кредит уже выплатили. И вообще денег на жизнь супругам хватает. Зарплаты у врачей-железнодорожников хорошие, плюс северные и районные, плюс совмещения. «Два раза в неделю играем с коллегами в волейбол на стадионе, зимой – в спортзале, – перечисляет он живинки провинциального быта. – Кстати, зима здесь настоящая, какая была в детстве, – со снегом и морозами. В Дом культуры ходим на театральные постановки и концерты. Книги читаем, в Интернете сидим».

Никакой начальственности в Швецове не видно. Он и сейчас практикующий врач – по-прежнему дежурит в стационаре и работает терапевтом на четверть ставки: «Поликлинику без себя не оставляю, приглядываю». Но к своему новому статусу в коллективе из более чем 200 человек Николай отнёсся вполне серьёзно. На первой же планёрке сказал: «Коллеги, извините, теперь, пожалуйста, только на «вы», только Николай Васильевич». И это не из мелкого чванства. Просто медицину чувствует как своё призвание и хочет ему соответствовать.

«От журналистских амбиций отказались? – спрашиваю напоследок. – Не подумываете написать, как Булгаков, что-то вроде «Записок юного врача»?
«Времени подчас не хватает даже на медицинские журналы, которые выписываем, – отвечает Николай. – «Записки юного врача» читал и все экранизации смотрел. Такого невежества местного населения, как Михаил Булгаков описывает, у нас нет. Хотя в той или иной степени оно есть всегда и везде. Дескать, таблетки и прививки – это зло. И задача врача – направить пациента в нужную сторону. Беседа очень много даёт. Всегда важно объяснить, для чего нужно лекарство и лечение. Без расспросов, без просветительской работы нельзя».

«Откуда у вас язык такой хороший?» – обращаю внимание на подчёркнуто правильную русскую речь Николая Васильевича, звучащую мягко и доброжелательно.
«Булгакова, Чехова и почти всю русскую классику прочитал ещё студентом. В школе обожал филологию. Да и сейчас хорошую литературу читаю в поезде, когда в командировки езжу», – улыбается он.

Николай Порецкий,
соб. корр. «Гудка»
Ярославль





Оставить комментарий

Защита от автоматических сообщений:

Защита от автоматических сообщений

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31