22 июня 2018 19:56

Дмитрий Ермак: “Роль Призрака – кровавая”

Премьера легендарного мюзикла ”Призрак оперы“ состоится завтра в Москве

Накануне премьеры исполнитель главной роли Дмитрий Ермак рассказал корреспонденту «Гудка. Пятница» Евгении Заболотских о своей работе, мистике спектакля и о сюрпризе, который он ждёт на днях.


– Рассчитываете проснуться знаменитым после премьеры?
– Я уже достаточно знаменит. Спасибо (улыбается). Да и слава – понятие растяжимое.

– Видели ли вы оригинальные постановки «Призрака»?
– Да, дважды. В Гамбурге и в Лондоне. Принципиально не обращал внимание на детали: для меня важно, чтобы не получилась копия немецкого или английского актёра или легендарного Майкла Кроуфорда. Главное для меня – показать своего Призрака таким, каким я его вижу. Хочется, чтобы зрители попытались понять, что происходит у него внутри. Моя роль не про мистику, а про глобальное одиночество. А режиссёр Артур Марселла и музыкальный руководитель Дэвид Кэддик, который ставил мюзикл с участием Сары Брайтман, помогают сделать всё, как надо.

– Каким вам показался Эндрю Ллойд-Уэббер при встрече?
– Мне интересно было с ним встретиться ещё и потому, что моим дебютом был его «Иисус Христос», я играл в нём Иуду. Эндрю оказался милейшим человеком. А вот петь перед автором и гением было страшно!

– Какие наставления дали вам ваши европейские коллеги?
– Я пообщался с двумя Фантомами: немецким и английским. Разговаривали не столько о том, как играть Призрака, сколько о нагрузке, которую испытывают актёры. Моральной, психологической. Роль Призрака – кровавая (улыбается). Если я в России отрабатываю по 15–20 спектаклей в месяц, то ребята заняты сразу в 30 постановках. И если у нас в «Призраке» два состава, то у них всего один. «Ты можешь заболеть, а у тебя первая партия. И как быть?» – спрашивал я их. «Надо просто работать и не думать о том, что у тебя такая нагрузка», – отвечали ребята, и я взял себе на вооружение этот принцип. Но… за неделю до премьеры потерял голос! Такое случилось впервые за мои 31 год, 14 лет пребывания на сцене и 5 лет работы в мюзиклах.

– Вот она, мистика спектакля!
– Да, я тоже почти поверил в неё, но на самом деле сказалась недолеченная простуда. Говорят, что у нас партии легче, чем в опере, но, при всём уважении к оперным певцам, никто из них не поёт по 20 спектаклей в месяц.

– Маску Призрака долго готовили?
– Три часа! С меня отливали гипсовый бюст в прямом смысле этого слова. На «Мосфильме». Страшнейшая процедура. Ощущение – будто тебя закатали в асфальт. Маски отливали уже в Гамбурге.

– А ещё каждый день грим вам накладывают два часа. Чем вы занимаетесь в это время?
– Включаю пение птиц и звуки природы и медитирую. Я полностью доверяю людям, которые занимаются гримом. Боб, отвечающий за моё уродство и утверждающий каждую чёрточку на моём лице, делал грим Киану Ривзу на двух «Матрицах», Тому Крузу в «Миссия невыполнима», работал на «Звёздных войнах», номинировался на «Оскар».

– Кто из ваших близких придёт на премьеру?
– Надеюсь, друзья и моя жена, если, конечно, не родит. Мы со дня на день, да что там, с часу на час ждём сына! Но если самое прекрасное событие в моей жизни произойдёт 4 октября, то день премьеры «Призрака оперы» станет для меня вдвойне праздничным.

Фото из архива мюзикла «Призрак оперы»



Оставить комментарий

Защита от автоматических сообщений:

Защита от автоматических сообщений

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31