12 декабря 2018 05:32

Ушла наша легенда

Елена Чухнюк была бесстрашной не только на войне

Очень горько писать эти строки:  ушла от нас Елена Мироновна Чухнюк. Она была живой легендой. И без того мало звёздочек, зажжённых во время войны, осталось на нашем небосводе. И вот ещё одна погасла…
Я помню её в один из Дней Победы – с улыбкой выглядывающую из будки паровоза на Киевском вокзале столицы. Она дала гудок, громкий и торжествующий: «Мы победили!» Ретропоезд впервые вёз тогда ветеранов на Поклонную гору. А потом это стало традицией, как и то, что 9 Мая женщина со звёздочкой на лацкане пиджака поднималась по лесенке в паровозную будку. Елена Чухнюк была машинистом в годы войны.

Когда-то давно о ней сняли фильм «Путь славы». И эту старую, ещё чёрно-белую картину не раз показывали в Центральном доме культуры железнодорожников. Однажды пригласили на встречу со зрителями и главную героиню. Легендарную женщину-машиниста после сеанса окружило плотное людское кольцо. Ей задали вопрос: всё ли в этом фильме правда? Она сказала: «Ну если и приврали, то самую чуточку…» Спрашивали, почему выбрала совсем не женскую профессию и за что любит ее, а она, смеясь, отвечала: «Да паровоз ведь живой! Открываю регулятор пара, и он как будто разговаривает со мной: «Е-ле-на Чух-чух-нюк…»

Уже потом, когда отгремела Победа, ей часто снилась чёрная степь под Сталинградом, выжженная огнём и солнцем. Фашистская авиация почти беспрерывно бомбила железную дорогу. На станции Петров Вал, куда она привела свой эшелон, все пути были забиты. Из вагонов, стоящих на соседнем пути, слышались стоны раненых.

И тут ударил по нервам сигнал воздушной тревоги. Вот-вот налетят стервятники, а у неё за спиной 38 вагонов со снарядами! Попадёт хоть в один вражеская бомба – не будет ни дороги, ни станции, сотни людей погибнут. Надо уводить поезд на перегон! Рука легла на реверс, паровоз окутался облаком пара и начал набирать скорость, подтолкнув оказавшиеся у него на пути порожние вагоны. «Юнкерсы», заметив её маневр, рванули за ней. Лена ещё прибавила скорость. Станция осталась позади, когда один из самолётов начал заходить в пике. Она даже видела ухмылку на лице немецкого лётчика и тут же начала тормозить. Группа порожних вагонов оторвалась и скрылась за поворотом. Оттуда послышались разрывы. А её состав с боеприпасами остался цел.

В опасные ситуации девушка-машинист попадала не раз. Но никогда не теряла присутствия духа. Играла с фашистами в кошки-мышки: то наберёт скорость, то резко затормозит. Этому трюку её научил один старый машинист: «Главное – не стой на месте, двигайся, меняй скорость, сбивай с толку». Бомбы рвались то спереди, то сзади, а в поезд ни одна не попадала.

Было ли ей страшно тогда? «Не верьте тем, кто говорит, что на войне нет страха, – как-то сказала она мне. – Но было то, что выше страха. Нам дали приказ, и мы его должны были выполнить».

Бог ли её хранил, или чьи-то молитвы, но она уцелела в страшном аду. Однажды угодили под бомбёжку. Все посыпались с паровоза кто куда. Лена прыгнула в какую-то яму, сжалась в комок и крепко зажмурила глаза: «Господи, пронеси!» А открыв, увидела, что рядом воткнулась в землю… неразорвавшаяся бомба.

Потом её колонну бросили из огня да в полымя. Страна замерзала – надо было вывозить уголь из Воркуты. В ту зиму стояли лютые морозы – замерзала смазка в буксах, колёса намертво схватывались с рельсами, и паровозы порой не могли сдвинуть с места тяжёлые составы с углем. Выполнив задачу, снова колесили по фронтовым дорогам. Как-то ночью на одной из станций Елену позвали к телефону. Она узнала, что ей присвоили звание Героя Социалистического Труда и... заплакала. Отважной девушке было тогда всего 26 лет.

С будущим мужем Лена познакомилась в госпитале. Пришла навестить раненого паровозника, а с ним в палате лежал молодой офицер Пётр Северин. Да и тому, видно, девушка запала в душу. Они поженились. Он преподавал в МАТИ, а она после окончания вуза работала старшим инженером локомотивного главка МПС. И только одно печалило: детей у них не было. Многие женщины после войны не смогли рожать. Непосильная работа, которую они взяли на себя после ухода мужчин на фронт, что-то ломала в хрупком женском организме. Они с Петром растили племянника Васю и относились к нему как к сыну. Но давно уже нет в живых ни любимого мужа, ни Васи – они лежат оба на кладбище. Такое горе может подкосить любого. Но она не сломалась.

В локомотивном главке Елена Мироновна занималась новой техникой – следила за выполнением плана и финансированием научных разработок. И если кто-то срывал сроки или безответственно относился к заданию, устраивала разгон, невзирая на должности и звания. А заявлением «пишу докладную, что эту тему надо закрывать!» даже профессоров вгоняла в холодный пот.

Нина Куричева, с которой они проработали в одном кабинете много лет, помнит, как поразила её своей элегантностью и гордой осанкой эта стройная женщина в чёрном облегающем платье. Они подружились на всю жизнь.
– Бесстрашие, решительность были главными чертами её характера, – говорит Нина Трофимовна. – А ещё у неё было обострённое чувство справедливости. Она всем помогала – знакомым и незнакомым. Я её, помню, спросила: «Как ты не боишься открывать ногой дверь к начальству?» А она ответила: «Да брось! Мне страшно было, когда я с немцами на войне в кошки-мышки играла, а тут чего бояться? Я же не за себя иду просить!»

Чухнюк никогда не проходила мимо человека, нуждавшегося в помощи. Однажды встретила в коридоре министерства плачущую женщину. Остановилась: «Почему плачешь – что случилось?» Выяснилось, что врачи нашли у той рак. Так Елена Мироновна её и в больницу устроила, и квартиру выбила, узнав, что та живёт в коммуналке.

Нина Куричева как-то пожалела при ней соседскую девочку – очень хотела, мол, поступить в МИИТ, да недобрала одного балла. Елена Мироновна тут же связалась с институтом и договорилась, чтобы её взяли на вечернее отделение. Сегодня та девочка работает на железной дороге. А её мама всё шлёт и шлёт приветы той незнакомой женщине с отзывчивым сердцем, что помогла её дочери. А сколько ещё людей обогрело тепло её сердца.

Даже понимая, что уходит из жизни, она думала не о себе – о других. Обсуждали с подругой, что делать с квартирой после её смерти. Та предложила: «Может, создадим в ней твой музей?» А Елена Мироновна сказала: «Нет, давай перепишем на сына моего племянника Серёжу – он живёт в общежитии, а у него двое маленьких детей».

До последнего дня звонила и в Центральный совет ветеранов: как там дела у вас? Чем живут сегодня наши дороги? Её не забывали. К ней часто приезжали и члены совета, и представители Московской дороги и компании «РЖД». Поздравляли с праздниками и юбилеями. Она всегда радовалась гостям и спешила накрыть для них хлебосольный стол.

Мы виделись с ней в канун её 95-летнего юбилея. Чухнюк говорила, что возраста не чувствует, вот только ноги не ходят. Прощаясь, пожелали замечательной женщине «сто лет жить без старости!». Немножко не дожила – всего два года.

Она успела встретить свой последний День Победы. И верю, что прорвался в её забытье из прошлого, торжествуя над временем, гудок паровоза. Её сердце радостно вздрогнуло, рванулось навстречу и… остановилось.

Тамара Андреева



Оставить комментарий

Защита от автоматических сообщений:

Защита от автоматических сообщений

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  

Выбор редакции

Летний призыв