Новости

Евгений Чаркин: «Мы хотим получить 3D-карту состояния инфраструктуры и предсказывать потенциальные внештатные ситуации»
 

Инфраструктура | Вторник | 19.09.2017 | 20:54
Директор по информационным технологиям ОАО «РЖД» рассказал «Гудку» о наиболее перспективных направлениях работы  IT-сектора в компании и новых возможностях, которые холдинг предлагает пассажирам, операторам и грузоотправителям
Евгений Чаркин: «Мы хотим получить 3D-карту состояния инфраструктуры и предсказывать потенциальные внештатные ситуации»
фото: Иван Шаповалов/Пресс-служба ОАО РЖД
– Евгений Игоревич, что собой представляет сегодня IT-комплекс ОАО «РЖД» и какие задачи перед ним стоят?
– Начнём с того, что своеобразным стержнем IT-комплекса компании является Департамент информатизации (ЦКИ). Он аккумулирует вокруг себя всю работу в компании, связанную с внедрением IT-технологий и информатизацией. Он состоит из нескольких отделов, каждый из которых отвечает за своё функциональное направление: это отделы систем управления грузовыми перевозками, систем управления пассажирскими перевозками, систем управления инфраструктуры и подвижным составом. Есть в структуре департамента и отдел, отвечающий за системы управления финансами, экономикой и персоналом. То есть подразделениями Департамента информатизации охвачены все основные функциональные направления деятельности холдинга «РЖД».
В IT-блок в качестве филиалов также входят Главный вычислительный центр, Центральная станция связи, Проектно-конструкторское техническое бюро ОАО «РЖД» и «Трансинформ». Плюс аналоги этих структур на всех дорогах. Кроме того, внутри холдинга существует ряд дочерних структур, таких как Отраслевой центр разработки и внедрения информационных систем (ОЦРВ), Научно-исследовательский и проектно-конструкторский институт информатизации, автоматизации и связи на железнодорожном транспорте (НИИАС), АО «Компания «ТрансТелеКом», Научно-исследовательский институт железнодорожного транспорта (ВНИИЖТ).

– Каково функционально-ролевое разделение между структурами, входящими в IT-блок?
– Департамент информатизации является в РЖД своеобразной службой заказчика для всех задач в сфере IT-технологий. Он постоянно взаимодействует с нашими функциональными партнёрами на предмет определения и формирования их потребностей, а затем трансформирует их в формат технического задания для исполнителей. Далее к работе приступает проектно-конструкторское техническое бюро ЦКИ, которое занимается техническими разработками и отвечает за управление портфелями IT-проектов и корпоративной IT-архитектурой в рамках её программного обеспечения. Оно, в частности, определяет, исходя из возможностей корпоративной IT-архитектуры, в какой системе заданные технические требования лучше будет реализовать с точки зрения экономической и функциональной целесообразности, трудоёмкости и затратности.
В итоге формируется техническое задание, которое поступает на оценку в «Трансинформ», где производятся расчёты, в какую сумму обойдётся его реализация. Исходя из этого формируется технико-экономическое обоснование, и весь этот пакет, включающий техническое задание, IT-архитектуру, технико-экономическое обоснование, все финансовые и коммерческие составляющие, выносится на рассмотрение архитектурного комитета, который и принимает окончательное решение по реализации данной задачи. А уже готовый проект поступает для дальнейшей практической эксплуатации в ГВЦ. Вот и вся цепочка.
Но, подчеркну, цель IT-комплекса компании состоит не только в том, чтобы обслуживать технологические потребности заказчиков. Мы берём на себя более глобальную задачу – определение технологических потребностей клиентов и предложение им принципиально новых технических решений для реализации этих потребностей, о которых сам клиент, возможно, до этого и не догадывался в силу своей сосредоточенности на конкретных задачах.

– Из ваших слов следует, что цифровые технологии всё шире используются на железнодорожном транспорте. В связи с этим возникает вопрос: насколько уже «оцифрована» сегодня деятельность ОАО «РЖД»?
– Степень цифровизации РЖД достаточно высокая. С точки зрения информационных технологий и технологий автоматизации производственного процесса холдинг «РЖД» сейчас по ключевым показателям в IT-секторе превосходит многих своих зарубежных партнёров. В компании реализовано достаточно много пилотных проектов, которые можно считать прорывными. Но они функционируют пока лишь в локальных масштабах. Встаёт вопрос их тиражирования на всю сеть. И здесь мы должны учитывать, что есть базовые принципы, на основе которых и должна развиваться IT-инфраструктура в РЖД: это снижение стоимости технологий и оборудования, повышение уровня информационной безопасности, снижение рисков. Когда мы говорим об удешевлении процессов, то подразумеваем в первую очередь существенное снижение количества информационных систем. Ведь эти системы у нас сплошь и рядом просто дублируют друг друга. Потому нашими специалистами была тщательно проанализирована и переработана целевая IT-архитектура компании «РЖД», прежде всего с точки зрения прикладного программного обеспечения. В ней и очерчен тот целевой ландшафт, к которому мы должны в результате прийти, чтобы из полутора тысяч различных информационных систем оставить соразмерный реальным задачам минимум. Соответствующие акценты обозначены и в новой IT-стратегии ОАО «РЖД», которую одобрило правление ОАО «РЖД» в конце прошлого года.

– Одной из главных составляющих в реализации этой стратегии является создание «Цифровой железной дороги». В чём особенности этого глобального проекта?
– «Цифровая железная дорога» – это целый комплекс различных инициатив и проектов, он охватывает все аспекты деятельности железнодорожной отрасли, включая управление перевозочным процессом. Но «Цифровая железная дорога» – это больше, чем просто проект. Это та стадия развития компании, когда информационные технологии становятся не просто частью технологических процессов, а привносят туда дополнительную сущность, таким образом выводя их на новый качественный уровень.

– В новой IT-стратегии акцент сделан на собственные разработки и отечественные программные продукты, по-видимому, в связи с задачей импортозамещения?
– Вопрос импортозамещения для сферы информационных технологий является весьма тонким. С одной стороны, до 80% тех решений, которые сейчас используются в холдинге, являются отечественными, поскольку разрабатывались либо внутри компании «РЖД», либо специально для неё. Но, с другой стороны, мы хорошо понимаем, что в определённой степени это лукавство. Потому что речь пока идёт о базовых низовых технологиях, к коим относятся базы данных и системное программное обеспечение. Наша главная цель – полностью избежать зависимости от западного программного обеспечения и перейти на отечественные разработки, особенно в части низового программного обеспечения и систем управления базами данных. Но, как верно отметил президент компании Олег Белозёров, наша задача состоит не только в том, чтобы успешно реализовать программу импортозамещения, но и в том, чтобы по возможности не платить за неё дважды. То есть такой роскоши, как замена не отработавшего свой ресурс зарубежного оборудования на аналогичное отечественное только ради выполнения программы, мы не можем себе позволить. А вот закрыть проблемные места, как, например, обновить низовое программное обеспечение и системы управления базами данных, мы можем и должны. И эта работа сейчас ведётся силами Департамента информатизации. Отмечу, что именно на этом, низовом, уровне как раз и можно достичь быстрого экономического эффекта.
А вот в том, что касается программного обеспечения верхнего уровня, то есть прикладного программного обеспечения, с которым работают непосредственно пользователи, – здесь нужно быть очень аккуратными. То же самое касается и IT-инфраструктуры, то есть действующего оборудования. Заменять его на отечественное нужно по мере естественного выбытия его из эксплуатации ввиду морального и физического старения. Словом, к процессу импортозамещения мы стараемся подходить системно и вдумчиво.

– Будет ли востребован собственный интеллектуальный потенциал?
– На наш взгляд, внутри компании целесообразно держать лишь тех специалистов, которые обладают компетенциями, уникальными для отрасли, и от которых мы постоянно зависим. Поэтому в нынешней IT-стратегии отдельным звеном стоит сервисная стратегия, определяющая, какой персонал целесообразно иметь внутри компании, а какой – вне её. И в этой связи, считаю, нам имеет смысл прирастать прежде всего программистами-технологами. Люди, которые, кроме знания информационных технологий, хорошо ориентируются в технологиях железнодорожных перевозок и долгое время проработали в отрасли, представляют для нас наибольшую ценность. В этом и состоит самая большая проблема. Ведь сегодня такие специалисты в основном подходят к «критичному» возрасту. Поэтому мы стараемся активно сотрудничать с РУТ (МИИТ), у нас есть студенты целевого набора, которых мы ведём от поступления в вуз и до выпуска.

– Интересно узнать, как продвигается автоматизация ключевых составляющих перевозочного процесса? Над чем здесь идёт работа?
– Процесс автоматизации осуществляется планово и системно. Перед нами сейчас стоит задача выстроить чёткую вертикаль между автоматизированной системой организации управления перевозками (АСОУП) и информационной системой управления железнодорожным транспортом (системой ИСУЖТ). Это необходимо для того, чтобы в соответствии с принятой ещё два года назад схемой IT-архитектуры компании иметь возможность производить анализ и контроль информации. Всё это позволит избавиться от прямых связей между различными низовыми информационными системами, что облегчит вопросы их интеграции. Для той же АСОУП актуальным остаётся вопрос перехода на новую платформу, чтобы получить возможность обрабатывать всё больше и больше объёмов данных. Если смотреть дальше, возникает вопрос о создании систем управления пассажирскими перевозками нового поколения, включая развитие системы «Экспресс». Сегодня она пока ещё справляется с возросшим потоком продаж билетов, в том числе через сеть Интернет. Но при этом уже сейчас нужно прогнозировать – как изменится ситуация за ближайшие полтора-два года и как в связи с этим должна совершенствоваться система. На повестке дня и задача объединения систем, управляющих различными элементами инфраструктуры в рамках единого комплекса ЕКАСУИ.

– Раз речь зашла об инфраструктурном комплексе, то как цифровизация, на ваш взгляд, может повлиять на инфраструктуру железнодорожного транспорта в будущем?
– Сегодня IT-сектор компании «РЖД» занимается внедрением технологий, которые в перспективе могут перевести железнодорожный транспорт нашей страны фактически на новую ступень развития. Выделю два наиболее важных направления. Во-первых, строительство ВСМ, которое требует внедрения принципиально новых технологий, в том числе и информационных, на всех этапах жизненного цикла, от проектирования до эксплуатации, включая организацию управления движением. Это сейчас главная тенденция, которая уже через несколько лет может в корне преобразить нашу железнодорожную сеть.
Во-вторых, технологии Интернета вещей и обработки «больших данных» позволяют реально перейти к управлению содержанием объектов инфраструктуры по их фактическому состоянию. В этом случае обслуживание и ремонт будут выполняться не в соответствии с регламентом, как это делается сейчас, а по фактическому состоянию объекта. То есть когда параметры тех или иных объектов начинают только приближаться к критическим значениям – например, потреблять больше тока, перегреваться, – это и будет сигналом для того, чтобы приступить к обслуживанию и профилактике данного объекта. Главное – вовремя определить, в какое время и какой объём работ на этом объекте необходимо произвести.
В компании уже разработана программа создания интеллектуальной системы управления эксплуатацией инфраструктуры. Мы успешно интегрируем в неё средства диагностики, применяем технологии Интернета вещей, обработки больших данных и машинное обучение. Уже сейчас можно в онлайн-режиме снимать большое количество данных о состоянии инфраструктуры и, исходя из этого, предотвращать отказы. В перспективе хотелось бы добиться устойчивого баланса между обслуживанием инфраструктуры по нормативам и по состоянию. В идеале на выходе мы хотим получить 3D-карту состояния инфраструктуры, когда все сигналы визуализируются в рамках 3D-модели. Тогда можно будет видеть все проблемы и предсказывать потенциальные внештатные ситуации.
Ещё одно важное направление – это управление жизненным циклом инфраструктуры. Мы начинаем внедрять технологию BIM – Building Information Modeling (информационное моделирование сооружений. – Ред.). Она позволит повысить производительность и снизить затраты. Пилотным проектом станет высокоскоростная магистраль Москва – Казань. В рамках этого проекта планируется выработать стандарт и внедрить технологическую оболочку для технологии BIM. Затем то же самое будет реализовано на всей сети.
Кроме того, на повестку дня выходят малолюдные технологии. И в качестве примеров здесь уместно привести систему управления маневровой работой на станции Лужская, а также разрабатываемые технологии автоматического обмена данными между поездными информационно-управляющими системами, вырабатывающими решения, которые могут влиять на процесс движения поездов без участия человека. А в перспективе цифровые технологии в управляющих системах будут распространяться по всем сегментам инфраструктуры и другим функциональным сферам железнодорожного транспорта. За ними – будущее.

– Но, кроме перевозочного процесса, ведётся цифровизация и таких сфер деятельности ОАО «РЖД», как финансы, экономика, управление персоналом?
– Здесь вопрос упирается прежде всего в систему SAP. Анализ возможностей перехода на отечественный продукт пока ещё только ведётся. В связи с этим возникает закономерный вопрос к отечественным производителям: готовы ли они к этому? Ведь на сегодня инсталляция SAP в РЖД чуть ли не самая большая в Европе – по числу пользователей, количеству задействованного персонала, по сложности самой системы. Пока ещё не доказана возможность реализации аналогичной отечественной системы. Но мы работаем над этим вместе с ведущими производителями отечественных программных продуктов, таких как 1С, «Галактика», «Парус». Но пока какие-либо выводы делать преждевременно.

– В связи с недавними кибератаками на информационные системы многих российских компаний не могу не спросить: какие меры предпринимаются по киберзащите?
– Разработана долгосрочная программа мероприятий, направленных на повышение уровня киберзащищённости и надёжности IТ-инфраструктуры компании. Помимо обычных в таких случаях технических мер, она предусматривает и такие мероприятия, как повышение уровня осведомлённости персонала в вопросах информационной безопасности и, соответственно, грамотных их действий при кибератаках. Мы также планируем обеспечивать корпоративных пользователей современными удобными средствами, существенно облегчающими их работу с информационными ресурсами. Ведь не секрет, что наиболее частый вектор атаки – через брешь, которую открывает сам пользователь, пытаясь самостоятельно организовать хранение файлов или перенос данных через флеш-накопитель.
Уже сейчас, когда реализованы только первоочередные шаги в этом направлении, можно утверждать, что киберзащищённость значительно повысилась.

– Какими ещё перспективными проектами занимается сегодня IT-сектор компании?
– Мы занимаемся в первую очередь развитием клиентских сервисов. До конца 2017 года все фирменные поезда будут обеспечены Wi-Fi. Сегодня из них уже 109 пар оборудованы такими системами. В этой связи нельзя забывать и о необходимости оснащения подобными системами и вокзальных комплексов, прежде всего для осуществления внутренней навигации.
Для пассажиров мы начали реализовывать проект, который называется «Инновационная мобильность». Наша концепция очень простая: сделать так, чтобы во время путешествия по железным дорогам у пассажира была привычная среда – Интернет, сервисы электронной коммерции и мультимедийные сервисы. В рамках этого проекта в поездах внедряется «Попутчик». Это портал для пассажиров, где будет постоянный доступ к мультимедийному контенту, а значит, будет возможность чётко спланировать свою поездку, приобрести товары в пути, заказать туристические услуги и получить всю необходимую информацию о пути следования. Но всё это невозможно без качественной телекоммуникационной инфраструктуры. А это пока является проблемой, поскольку сигнал, который передаётся на борт состава, берётся с вышек сотовых операторов, а у них есть сложности с качественным покрытием. Сейчас запущен проект модернизации оборудования на поездах «Сапсан». Это позволит предоставить клиентам качественную связь на большей скорости. Замечу, что на линии Москва – Санкт-Петербург модернизация внутрипоездного оборудования проходит параллельно с модернизацией технических средств операторами мобильной связи по предварительной договорённости с ними, поэтому особых проблем там быть не должно.
Для грузоотправителей в этом году мы запустили в действие новую платформу «Электронная торговая площадка «Грузовые перевозки», которая даёт им возможность самим заказать перевозку в подвижном составе любого типа из любой точки, где есть доступ к Интернету, и оплатить её с единого лицевого счёта или банковским платежом. Кроме того, в отношении грузоотправителей мы начали применять концепцию «больших данных», то есть обрабатываем всю информацию о клиенте и историю его взаимодействия с ОАО «РЖД» с целью подготовки для него персонифицированных предложений, в том числе и по глобальным сервисам. Ведётся активная работа и с другими перевозчиками – для того, чтобы предложить грузоотправителю перевозку «от двери до двери». То есть наша задача сегодня состоит в том, чтобы знать потребности нашего клиента лучше, чем он сам.
Завершая большой разговор о цифровизации компании, хочу подчеркнуть, что для нас это не просто красивые слова – это условие повышения конкурентоспособности российских железных дорог в долгосрочной перспективе.
Сергей Евсеев