Новости

4 ч
11 ч

Рустам Танкаев: «"Турецкий поток" позволит не допустить «замерзания» Европы зимой 2020-2021 годов»
 

Инфраструктура | Четверг | 13.10.2016 | 19:51
Новый Трансчерноморский газопровод политически и экономически выгоден Турции, России и Европе, поэтому у него есть все шансы быть построенным, так считает ведущий эксперт Союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев, выступивший на пресс-конференции «Турецкий поток»: российско-турецкое потепление?»

Рустам Танкаев: «"Турецкий поток" позволит не допустить «замерзания» Европы зимой 2020-2021 годов»
фото: itek.ru
Первоначально планировалось, что «Южный поток» будет иметь пропускную способность 63 млрд кубометров газа в год. Потом, когда речь пошла о переориентации на «Турецкий поток», эта цифра была переложена на него. Позднее выяснилось, что отношения с Европейским Союзом настолько сложны, что гарантировать такой объем приобретения газа невозможно. Поэтому пропускная способность была разделена на две части - было запланировано две очереди из двух ниток по 31,5 млрд кубометров. Сейчас подписаны документы на строительство первой очереди, то есть, двух ниток по 15,75 кубометров газа в год. Из этих двух ниток одна предназначена для поставок на внутренний рынок Турции, она, вместе с «Голубым потоком», гарантирует полный объем потребления газа. Фактически, получается так, что к 2020 году весь рост потребления газа Турцией, который нужно было бы компенсировать увеличением поставок, будет компенсирован, но и только. Вторая нитка рассчитана на поставки на территорию Европы через хаб, но есть очень большое подозрение, что потребление газа в Турции будет расти и, видимо, они начнут «отщипывать» от второй нитки газ на свою территорию.

Полностью финансирует строительство подводных ниток «Газпром». Стоимость проекта – $4,3 млрд. Но курс доллара меняется, меняются и условия ведения строительства, и цифра эта тоже будет меняться. Стоимость других частей этого проекта обсуждать невозможно, потому что речь идет о поставках газа с Ямала до побережья Черного моря в районе Анапы, и это часть единой системы газоснабжения России. Она настолько многосвязна и используется для такого количества разного рода поставок, что сказать, во что именно вложены конкретные деньги, очень сложно. Кто-то говорит, что туда вложили 17 млрд, кто-то, что 5, но посчитать сложно, потому что разделить эти проекты на то, что будет связано с «Турецким потоком», и то, что связано с развитием газотранспортной системы России, невозможно.

Однако есть кое-что, что можно выделить. Дело в том, что технологический коридор от Ямала до побережья Черного моря выстраивался с таким расчетом, чтобы он мог пропустить 63 млрд кубометров, но два года назад «Газпром» отказался от достройки части этих газопроводов. Приблизительно 800 км этого маршрута могут пропускать 31,5 млрд кубометров в год, остальные трубы просто не были уложены и не были достроены.

Интересы Турции и интересы России в этом проекте различны. Интересы покупателя и интересы продавца несколько расходятся между собой, но при этом и одна сторона, и другая чрезвычайно сильно заинтересованы в этом проекте.

Начнем с Турции. Если говорить о стратегии, то главная стратегическая задача президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана с его приходом к власти состояла в том, чтобы сделать Турцию главным мировым узлом по торговле нефтепродуктами, нефтью и газом. Речь шла о том, чтобы стать посредником при поставках углеводородного сырья с Ближнего Востока в Европу. В значительной мере эта задача была решена: была построена масса объектов - и нефтепроводов, и газопроводов, и портов. Все мы помним о роли Джейхана в поставках нефти на мировой рынок с Ближнего Востока, о газопроводах, которые строились из России, Ирана, Азербайджана. В общем, тут очень много проектов, и, конечно, ключевую роль в этих проектах играла Россия и контакты с Россией.

С момента ухудшения отношений между государствами и с того момента, когда был прерван «Турецкий поток», как будто злой рок начал преследовать все энергетические проекты Турции. Это неслучайно, потому что Россия была в них в той или иной мере всегда задействована. Я хочу напомнить, что из-за войны на Ближнем Востоке турецкие порты работали чрезвычайно плохо, при борьбе с контрабандой, конечно же, задели и гражданские объекты, не только объекты террористов. Курды чрезвычайно активны сейчас, а газопровод, который идет из Ирана в Турцию и дальше в Европу, проходит полностью по территории Курдистана.

Поэтому восстановление «Турецкого потока» и дальнейшее развитие энергетических проектов Турции для Эрдогана и для Турции как государства чрезвычайно важно. Но это только стратегия, есть еще и тактика.

За последние 10 лет потребление газа в Турции выросло в два раза. И этот рост является также стратегической задачей для правительства и для промышленности страны. Газ – самый чистый энергоноситель в мире. Чем больше доля газа в энергопотреблении любого государства, тем чище его территория, тем лучше экономические показатели. В настоящий момент потребление газа в Турции соответствует примерно 50 млрд кубометров в год. В прошлом году потребление составляло 46,7 млрд кубометров, тогда приблизительно 60% всего газа, который потребляла Турция, поставлялось из России. 20% поставлялось из Ирана и порядка 7% из Азербайджана. Таким образом, Россия доминирует на турецком рынке, и расширение поставок из России критически важно для экономики Турции. При этом примерно половина газа поставляется через «Голубой поток», через акваторию Черного моря - об этих поставках можно не беспокоиться, они вполне гарантированны. Но другая половина, может быть, чуть меньший объем, поставляется через территорию Украины и дальше по Трансбалканскому газопроводу.

Этот маршрут чрезвычайно ненадежен и по политическим причинам, и потому, что экономические условия там постоянно меняются, плата за транзит через территорию Украины меняется. Но есть еще и технологическая составляющая, о которой можно сказать даже более ответственно, чем об экономических показателях. Технологическая составляющая состоит в том, что сама по себе газотранспортная система Украины постепенно выходит из строя, на нее нужно потратить $200 млн, а Украина тратит $20 млн – 10% от того, что нужно. Конечно, этих денег недостаточно.

На настоящий момент пропускная способность этих газопроводов составляет менее 60 млрд кубометров в год, при том, что исходно она составляла 238 млрд кубометров. То есть, в настоящий момент система работает уже на 25% своей проектной мощности, и постепенно этот показатель будет падать. По расчетам инженеров, основанных на оценке состояния компрессорных станций и контрольно-измерительного оборудования, которое там стоит, срок жизни украинской ГТС истекает в 2020 году. В 2020 году транзит через территорию Украины может прекратиться не потому, что там кто-то с ними не перезаключит договор, а потому, что сама система «сдохнет».

Тогда перед Европой встанет страшный «призрак» холодной зимы 2020-2021 годов. Вот такая странная дилемма. Турция так же заинтересована в том, чтобы найти какой-то обходной путь и исключить рискованную часть украинского транзита из поставок газа на свою территорию. «Турецкий поток» как раз и является решением этой проблемы и мы видим, что у Турции здесь интересы не только стратегические, но и абсолютно тактические. Для Турции это жизненно важно. 
 
В чем состоит интерес России? Для нашей страны интерес тоже очень серьезен. Да, действительно, может наступить страшная зима 2020-2021 годов, когда поставки газа из России очень сильно сократятся и будет страдать Юго-Восточная и Южная Европа. Конечно, их каким-то образом можно будет заместить, но цены на газ поднимутся «до небес», и это приведет к различным социальным последствиям для Юго-Восточной Европы, и последствия эти будут «приписаны» России. Несмотря на то, что Россия сделала все, чтобы организовать поставки помимо территории Украины, никто об этом вспоминать не станет, и мы будем виноваты перед всей Европой.

Конечно, этого хотелось бы избежать. Таким образом, для России «Турецкий поток» как обходной маршрут важен с точки зрения отношений с Европой, но кроме этого есть и другие соображения. За последние 15 лет Россия очень много потеряла на внешнем рынке газа - экспорт газа из России сократился на 40%. Конечно, основное сокращение дала Украина, но, кроме Украины, пострадали и некоторые другие направления, и сейчас «Газпром» их старательно восстанавливает. Но если у нас будет такой провал, который может ожидаться в связи с падением ГТС Украины, то мы можем потерять еще большую часть рынка, что категорически неприемлемо. И «Турецкий поток» является выходом из этого положения. Причем выход этот достаточно безопасный для «Газпрома».

Если «Газпром» выходит на европейскую территорию, пусть даже на берег Болгарии или на берег Германии со своим газом, то он уже нарушает «Третий энергопакет» и это вызывает противодействие Евросоюза. Но если «Газпром» выходит на территорию Турции, где находится хаб по торговле газом, то он становится уже не российским, а итальянским, греческим, венгерским – любым другим, но только не российским, и поставкам этого газа никто в Европе препятствовать уже не сможет и не будет. Таким образом, «Турецкий поток» позволяет обойти требования «Третьего энергопакета» и для России это тоже чрезвычайно интересно.
Мария Платонова, Gudok.ru