Новости

8 ч
8 ч
9 ч
9 ч

Реклама

Выделение из «Газпрома» транспортной составляющей – это вопрос времени
 

Инфраструктура | Вторник | 22.12.2015 | 14:25
Рынок газа естественным образом придет к необходимости выделения из  структуры «Газпрома» независимой газотранспортной организации, но не ранее, чем через три года, уверен начальник Управления регулирования ТЭК ФАС Дмитрий Махонин.
Выделение из «Газпрома» транспортной составляющей – это вопрос времени
фото: Пресс-служба ФАС РФ

Есть мнение участников рынка, мнение регуляторов, что структура рынка природного газа в РФ требует усовершенствования и требует определенной реформы, причем взвешенной и продуманной. Другой вопрос, наступило ли сейчас время для этого, во время экономической стагнации. Но сам по себе вопрос, связанный с реформированием, должен стоять на повестке дня. Дело в том, что мы, как регулятор, которому предоставлены полномочия в области тарифных вопросов, на сегодняшний момент анализируем систему тарифного регулирования, в том числе в сфере газоснабжения. Сложившаяся система тарифного регулирования несовершенна и должна быть рефомирована, модернизирована под обстоятельства, под ту ситуацию, которая складывается на рынке природного газа.

Рынки развиваются, и сейчас из гегемона, монополиста «Газпром» уже превратился в один из тех субъектов, которые занимают доминирующее положение на рынке. Независимые участники рынка, нефтяные компании, например, НОВАТЭК, увеличили долю добычи газа и реализации на внутреннем рынке. В тех регионах потребления газа, которые приближены к регионам добычи, «Газпром» вообще потерял доли рынка, он там занимает значительно меньше 50%, независимые компании получили себе самых крупных потребителей, а население осталось у «Газпрома». В регионах, удаленных от регионов добычи, независимые компании не могут конкурировать с «Газпромом», потому что стоимость доставки газа значительно выше и уложиться в стоимость установленного для «Газпрома» тарифа компании не могут. Формируется рынок, где отсутствует конкуренция в силу сложившейся системы тарифного регулирования, рынок разделен, что не может нас устраивать.

Выходом из сложившейся ситуации может стать внесение изменений в тарифные решения, прежде всего в части формирования единого и равного для всех тарифа на транспортировку, прежде всего с точки зрения дерегулирования оптовой цены на газ для «Газпрома». Но прежде чем к этому приступить, мы должны понимать, что придет на смену, потому что пустить стихийно в рынок, не продумав и не взвесив все, цену на газ, это, скажем прямо, риск роста цены, чего мы не хотим.

Мы два года планомерно развиваем рыночную инфраструктуру рынка газа. За два года нам удалось возродить организованные торги природным газом, которые осуществлялись на базе электронной площадки «Газпрома», сейчас это происходит на независимой от «Газпрома» биржевой площадке, это месячные торги, суточные торги. Мы приняли, закрепили в нормативных актах институт регистрации сделок с газом и с 2016 года этот институт заработает.

Что это дает? Если торги будут ликвидными (а мы планируем, что на торгах будет продаваться порядка 35 млрд куб. м газа, примерно 10% от рынка реализации газа в стране), мы рассчитываем, что будут регистрироваться сделки на объемы порядка 30% и больше реализации рынка газа во внебиржевом сегменте. Это означает, что у нас есть ценовой индикатор, массив данных, которые сложно изменить, тысячи сделок, повлиять на которые невозможно. И вот это среднее значение методики формирования индекса определит нам рыночную цену. А дальше на эту цену будут оказывать влияние факторы сезонности, увеличение добычи, снижение потребления, то есть все так же, как устроено на рынке нефтепродуктов. Дальше мы уходим от государственного регулирования «Газпрома» пошагово, поняв, что эти институты являются достаточно устойчивыми. А затем вводим единый тариф для регулирования определенных сегментов рынка, это означает, что, по сути дела, дальнейшим шагом для развития конкуренции было бы логично считать выделение транспортировки газа в отдельное юридическое лицо с оформлением всех гражданско-правовых отношений.

Естественно, это нужно проводить, не забывая о равном доступе всех участников рынка к этой системе. Невозможно добиться равного доступа к системе, когда в одном лице у нас сосредоточен производитель газа, транспортер газа и продавец газа. Мы выступаем с с такой инициативой и находимся в дискуссии с другими нашими оппонентами.

Такая компания, условный «Трансгаз», может существовать за счет тарифа на транспортировку газа. Система «Транснефти» ведь существует. Я не видел ни одной заявки на тариф, затраты на который не были бы завышены. Бывают случаи, когда мы, заходя на сайты по поставке компьютерной техники, находим цены в два раза ниже, чем заложены нашими уважаемыми коллегами, естественными монополиями. Бывают заявки на тарифы в системе транспорта газа, нефти и нефтепродуктов, где обоснованность затрат вообще под большим вопросом. Мы срезаем примерно половину этих затрат. Это означает, что все, что связано с транспортировками по системе естественных монополий, подлежит ревизии затрат.

Дальше встает вопрос прозрачности и эффективности проведения тендерных процедур этих компаний. Я не уверен, что стоимость транспортировки газа с выделением в отдельную систему увеличится в результате того, что мы субсидировали строительство и содержание данной системы за счет экспортных контрактов, я не уверен в этом.

Кроме того, вопрос либерализации экспорта газа актуален и должен рассматриваться. С одной стороны, казалось бы, процесс должен идти в этом направлении, но, с другой стороны, мы должны четко понимать, что мы создаем – конкуренцию на внешних рынках, которая приведет к снижению цены. С точки зрения конкуренции для внутреннего рынка этот вопрос не стоит особо остро. Важнее структурные изменения на внешнем рынке, но здесь нужно понимать, как мы будем конкурировать. Если это конкуренция с другими странами, то понятно, но когда мы конкурируем между собой – это подлежит оценке, как это будет влиять на рынок газа.

У нас есть федеральный закон о газоснабжении, оставшийся со времен Советского Союза, его нужно менять. Какие бы правила ни применялись, все-таки, когда ты сосредотачиваешь в себе производство, реализацию и транспортировку, в любом случае, ты как собственник системы будешь стараться пользоваться своим преимуществом, здесь не заработает система одного окна. Для того, чтобы избежать всех нюансов, связанных с созданием равного доступа всех к транспортной системе, ее необходимо обособить. Отчасти это работает и сейчас, «Газпром» как собственник передает трубы своим Трансгазам. Эти дочерние общества осуществляют транспортировку, но, с нашей точки зрения, данная модель не совсем эффективна.

Чтобы реализовать проект выделения газотранспортной системы, надо начать с устойчивых ценовых индикаторов, установления единого тарифа на транспорт. Для этого надо внести изменения в закон о газоснабжении, переработать ряд нормативных актов Правительства, понять правила недискриминационного доступа, посмотреть, будет ли система устойчивой. Поэтому мы говорим о трехлетней перспективе этого проекта, не меньше. На данный момент основы для этого нет и вносить этот вопрос на рассмотрение пока рано.

В ближайшее время мы совместно с «Газпромом» должны создать рабочую группу, в рамках которой будем обсуждать назревшие вопросы. И «Газпром» сам видит необходимость изменений на рынке, так как система, действующая сейчас, не устраивает никого. «Газпром» она не устраивает в одной части – что у него остается бытовой потребитель и неликвидный потребитель в виде ЖКХ, отсюда рост неплатежей, снижение реализации инвестиционных программ, снижение темпов газификации и масса других проблем. Мы говорим также о равном доступе к подземным хранилищам газа. Естественно, что все, что связано с балансировкой газа, хранением его для сглаживания пиков потребления – эти вопросы также будут включены в вопросы тарифного регулирования. Если компания берет на себя функции по балансировке, то все это должно учитываться при ценообразовании и выстраивании модели рынка. Все эти вопросы необходимо обсуждать, но конкретики пока нет. Оппоненты данной реформы утверждают, что в кризис не надо ее начинать, и, возможно, это вполне справедливо, но думать точно надо. Но то, что транспортировка газа должны быть в государственной собственности и быть управляемой государством, совершенно очевидно.

Мария Платонова, Gudok.ru

Cегодня в СМИ