Новости

17 ч
17 ч
17 ч

Реклама

Выделение из "Газпрома" транспортной компании приведет к тяжелым последствиям для экономики
 

Инфраструктура | Понедельник | 09.11.2015 | 20:12
Глава Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Игорь Артемьев на заседании президентской комиссии по топливно-энергетическому комплексу (ТЭК) поднял вопрос о выделении газотранспортного бизнеса "Газпрома" в отдельную компанию. Существует  несколько вариантов реализации данной инициативы, но ни один из них не является выгодным ни "Газпрому", ни государству, ни другим газовым компаниям, считает ведущий аналитик Фонда национальной энергетической безопасности, преподаватель Финансового университета при Правительстве РФ Игорь Юшков
Выделение из "Газпрома" транспортной компании приведет к тяжелым последствиям для экономики
фото:
Стремление выделить внутри "Газпрома" отдельную транспортную компанию, некий "Трансгаз", которая будет дочерней структурой "Газпрома", выглядит, скорее, как предлог для того, чтобы в дальнейшем предложить выделить ее и из состава "Газпрома". Основные аргументы инициаторов разделения — непрозрачность тарифов. Но в реальности сейчас ни у одной газовой компании нет проблем с подключением к трубам "Газпрома".

У конкурентов "Газпрома" есть некая глобальная задача — обеспечить газовому гиганту судьбу РАО "ЕЭС России". Заявить, что "Газпром" был естественной монополией, выделить транспортную составляющую, а остальное распродать между свободными инвесторами. Но стоит вспомнить, кто оказался теми инвесторами в случае с РАО — те же самые государственные компании. С "Газпромом" может получиться так же. Часть активов "Газпрома" купят Роснефть, НОВАТЭК, ЛУКОЙЛ и другие участники рынка.

Глава ФАС заявил, что план реформы "Газпрома" предлагает Игорь Сечин, и это объяснимо, потому что "Роснефть" сейчас активно выходят на газовый рынок. Если еще два–три года назад о компании вообще не было слышно, они занимались только нефтью, а весь газ продавали "Газпрому", то сейчас "Роснефть" активно заходит в эту сферу и переманивает ключевых менеджеров "Газпрома".

Например, Лариса Каланда, которая была заместителем председателя правления "Газпрома" сейчас является вице-президентом "Роснефти", курирующей газовую отрасль. Она заявила, что к 2020 году "Роснефть" собирается нарастить добычу газа до 100 млрд куб. м. Но неясно, где и кому они будут продавать этот газ, и из чего добывать, если даже сейчас "Роснефть" не может исполнить те контракты, которые уже подписаны – просто не хватает объемов добычи. Поэтому очевидно, что им необходимо получить те активы, которые добывают газ, и именно поэтому они предлагают реформировать газовую отрасль. Так как эту идею отвергли, а "Роснефть" предложила провести реформу поэтапно: сначала выделить в рамках "Газпрома" некий Трансгаз, затем отделить его от "Газпрома", сделав независимой компанией.

Но здесь возникает другой вопрос: чтобы независимая газотранспортная компания могла себя обеспечивать, нужно, чтобы она была прибыльной, а для этого потребуется в десятки раз поднять тарифы на прокачку газа. При этом, те же самые игроки, которые выступают за разделение "Газпрома", на прошлогоднем заседании комиссии по ТЭК поднимали вопрос о том, что тарифы на прокачку газа и так слишком высокие.

Если они хотят выделить единую компанию, некий "Трансгаз", который будет отделен от "Газпрома", то тарифы необходимо будет поднять. Однако, все будут против. Совершенно непонятно, откуда транспортная компания будет брать деньги. Сейчас "Газпром" развивает газотранспортное направление только за счет того, что он получает сверхприбыль от экспорта газа.

В такой ситуации ставится под вопрос и будущее многих крупных проектов, например, "Силы Сибири". Невозможно, например, построить газопровод в Китай, если не будет такой целостной системы как "Газпром", которая изначально возьмет на себя все затраты, а потом в течение многих лет будет их компенсировать за счет получения прибыли от поставок газа. Такие долгосрочные мегапроекты невозможно реализовать в ситуации, когда транспортная компания выделена, потому что она не сможет получить назад затраченные деньги.

За счет того, что "Газпром" получает экспортные сверхприбыли, он может позволить себе иметь на балансе добычные мощности, которые не использует: у него простаивают скважины, которые могут дать дополнительно порядка 160 млрд куб м газа в год, в то время как "Роснефть" и НОВАТЭК добывают все, что у них есть в скважинах по максимуму. "Газпрому" эти скважины нужны для того, чтобы при резком росте потребления газа зимой (когда, например, ударят сильные морозы), начать добывать на этих простаивающих мощностях. И ради этой недели-двух, "Газпром" держит их на балансе год. Если разделить "Газпром", то они эти мощности закроют, и не будут держать их в рабочем состоянии.

Если "Газпром" разделят по вышеописанному сценарию и затем повысят тарифы на прокачку, то в итоге повысятся цены для конечных потребителей газа. Повысятся цены для промышленности, потому что добычные компании будут просто закладывать затраты на транспортировку в тариф. Соответственно, вырастут цены на электричество — для всей экономики России это невыгодно в долгосрочной перспективе. Газовые компании хотят повторить ту модель, которая существует в нефтяном секторе, но отличия очень большие, в первую очередь в тарифах на прокачку. Сейчас они минимальные, но потом повысятся в разы, и это приведет к печальным последствиям.

Кроме того, нельзя забывать, что реализация сценария разделения "Газпрома" подразумевает под собой либерализацию экспорта газа под нормы "Третьего энергопакета" Европейского союза. Этот энергопакет не требует от нас, чтобы у нас был выделенный оператор, он требует лишь, чтобы один поставщик не занимал более половины трубы. Сторонники разделения "Газпрома" говорят, что когда разделится Газпром, надо будет либерализовать экспорт газа, чтобы "Роснефть", НОВАТЭК и другие компании получили право его экспортировать. Так как "Газпром" не может полностью загрузить трубу, то "Роснефть" и НОВАТЭК готовы по оставшимся 50% трубы качать свой газ. Но это не принесет выгод в бюджет, даже наоборот: присутствие нескольких компаний на рынке обернется конкуренцией между поставщиками российского газа, следовательно, и цена будет падать. А так как НДПИ и экспортная пошлина считаются в зависимости от цены на газ, то и налоги будут понижаться, что приведет к очевидным потерям бюджета.

Даже при самом поверхностном анализе очевидно, что риски проведения подобной реформы слишком высоки, поэтому в ближайшее время такое решение вряд ли будет принято.

Мария Платонова, Gudok.ru

Cегодня в СМИ