Новости

50 м
1 ч
1 ч
1 ч
1 ч
10 ч

Реклама

Виталий Вотолевский: «Наша главная гордость – централизованная система информирования, внедрённая на вокзалах, принимавших гостей чемпионата»
 

Первые лица | Понедельник | 23.07.2018 | 20:10
Страна подводит итоги чемпионата мира по футболу. Вклад компании «РЖД» в его проведение сложно переоценить. На железной дороге была налажена уникальная по своему масштабу перевозка гостей чемпионата. Свою важную роль в приёме болельщиков выполнила и Дирекция железнодорожных вокзалов. О работе в дни чемпионата «Гудок» поговорил с её руководителем Виталием Вотолевским.  
Виталий Вотолевский: «Наша главная гордость – централизованная система информирования, внедрённая на вокзалах, принимавших гостей чемпионата»
фото: Александр Саверкин/ИД «Гудок»
– Виталий Леонидович, железнодорожники приложили много усилий, чтобы обеспечить проведение чемпионата в части обеспечения транспортной доступности и создания условий для пассажиров и болельщиков. Как дирекция готовилась к мундиалю?
– В отличие от целого ряда хозяйств пассажирского комплекса для дирекции подготовка к чемпионату началась 8 декабря 2015 года, когда инвестиционный комитет компании принял решение о финансировании всех мероприятий, в том числе по организации и реконструкции инфраструктуры за счёт бюджета компании. Ранее были надежды, что какие-то статьи будет финансировать федеральный бюджет, по крайней мере в части мер транспортной безопасности. 
Когда стало понятно, что от государства субсидий не будет, компания приняла решение финансировать за свой счёт. С этого момента для нас начался обратный отсчёт – 850 дней. Почему акцентирую внимание? Потому что подготовка олимпийской инфраструктуры началась за 7–8 лет до начала Игр, и стройки были масштабные. Возвести новый вокзал порой гораздо проще, нежели реконструировать существующий, ещё и в условиях его неполного закрытия. 
Добавим к этому ограничения в сфере культурного наследия, потому что многие вокзалы – памятники архитектуры. 
В первом квартале 2016 года мы согласовали технические задания на проектирование и начали этот процесс, а уже к концу года почти по всем объектам вышли на выполнение строительно-монтажных работ и масштабное строительство. По некоторым объектам долго согласовывали работы с органами культурного наследия, охраны памятников – это коснулось Нижнего Новгорода, Санкт-Петербурга, где требования были самыми жёсткими. 
На полную мощность работы развернули в первой половине 2017-го. Всего реконструировали или модернизировали 13 вокзалов, построили 18 новых платформ, два пешеходных перехода в Мордовии. В целом компания потратила порядка 16 млрд руб. на все эти мероприятия. 

– В чём заключались требования со стороны органов по охране памятников и культурного наследия?
– Их общая логика в том, что чем меньше будет реконструкций, тем лучше. Поэтому возникают проблемы при согласовании проектов реставрации. По вокзалам-памятникам мы сталкиваемся с двумя этапами. Сначала мы передаём свои проекты на историко-культурную экспертизу. Там могут возникнуть сложности. 
Пример – Витебский вокзал Санкт-Петербурга. В Императорской башне когда-то был ресторан, который мы восстановили. А до реконструкции там были развалины, и чтобы спуститься в разделочный цех, приходилось надевать болотные сапоги: вода стояла на 40–50 см. Получалось, что сохранять в прямом смысле слова там было нечего. Тем не менее на основании архивных записей учёные сделали ряд предположений, как должен выглядеть ресторан. Причём это документы середины XIX века – времени, когда был построен вокзал. Архивные чертежи – не рабочие в сегодняшнем понимании. Пришлось провести большую научную работу, вместе со специалистами Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Санкт-Петербурга (КГИОП) воссоздали проектную документацию. Это заняло около полутора лет.  
Второй этап – реставрация. КГИОП проявил максимальную бдительность. Специалисты комитета работали параллельно с реставраторами и проверяли каждый штрих. 
Например, прежде чем окрашивать фасады, сначала наносили колер, давали ему просохнуть. После с лабораторией КГИОП проверял, правильный ли это колер, сверяясь с архивными чертежами. Также проверял, верна ли технология нанесения мастерком штукатурки на стены и правильно ли реставратор держит мастерок. Некоторые вещи на Рижском и Московском вокзалах пришлось переделывать. 
А вокзал в Нижнем Новгороде расположен ближе чем на 50 м от Царского павильона. Пришлось писать научную работу, как наш вокзал, который стоит на этом месте с 1862 года, влияет на этот памятник и что будет с Царским павильоном, если мы восстановим вокзал. Два года мы этим занимались.
Заниматься реставрацией таких объектов сложно. Но мы понимаем всю ответственность по сохранению памятников культуры, которая на нас лежит.

– Какие объекты были самыми сложными в плане строительных работ и модернизации?
– Самым сложным, наверное, было то, что все вокзалы во время реконструкции продолжали принимать пассажиров. Но сложнее всего обстояло с вокзалом в Нижнем Новгороде. Там мы решали сразу несколько задач. По сути, мы оставили наружные стены, и то не все, демонтировали даже полы и перекрытия. При этом удовлетворили требования органов культурного наследия, поскольку на этом вокзале есть «памятное место» и «охранная зона», тот самый Царский павильон. 
В итоге масштабная реконструкция длилась около года. Если посмотреть на строительные нормы и правила и нормативы, такой объём работ в штатном режиме делается не менее двух лет. 
Считаю, что вместе со строителями, которым я безмерно благодарен, в Нижнем Новгороде мы совершили своего рода подвиг. Объём работ титанический, вокзал получился совсем другой. 
Самым современным мы считали вокзал Адлера, который был построен к Олимпиаде, но с точки зрения новинок, технических устройств и технологий Нижний превзошёл Адлер. Это самый современный вокзал, который сдан в такие короткие сроки. 
Вокзал в Нижнем Новгороде стал больше по площади, внутреннее пространство организовано совсем по-новому, появилось дополнительное для залов ожидания, расширены узкие места. Раньше пассажиры жаловались, что в переходе цокольного этажа, который соединяет метро и туннель, ведущий к поездам, было многолюдно. Мы убрали коммерческие ларьки, но это не сильно спасло, потому что были очень узкие входные группы. Тогда мы увеличили ширину прохода, частично задействовав второй этаж. Учитывая, что эскалаторов и лифтов не было, люди просто туда не ходили. Сегодня на втором этаже разместились зал ожидания и коммерческая зона. Добираться удобно, туда ведут два эскалатора. 
Если говорить о новинках в целом, то при подготовке к чемпионату мы выработали для крупных вокзалов своего рода стандарт, применив весь наработанный за последние несколько лет опыт. 
Пожалуй, главная наша гордость – централизованная система информирования (ЦСИП), внедрённая практически на всех вокзалах, принимавших гостей чемпионата. Пассажиры видят её внешнюю сторону – громкую связь, современные табло, на которых идёт информирование на английском и русском языках, а на Ленинградском и Московском вокзалах ещё и на китайском. 
Но есть внутренняя часть ЦСИП, которая касается нашей эффективности. Она позволила ускорить поступление информации от движенческого блока к нашим диспетчерам. Например, раньше, если путь прибытия менялся, движенцы оповещали об этом наших диспетчеров, когда поезд уже был практически на вокзале. На все эти переговоры отводилось порядка четырёх минут. Людям же, которые, возможно, уже вышли на платформу, надо было брать чемоданы и бежать на другую. Конечно, были жалобы. 
Сегодня благодаря ЦСИП такая информация через центральный сервер в Главном вычислительном центре поступает в автоматическом режиме нашему диспетчеру и сразу выводится на информационные табло ещё до подхода поезда к вокзалу. Планируем до 2025 года внедрить ЦСИП на всех крупных вокзалах дирекции. Если вокзал маленький и приходит один поезд в сутки, тратить деньги бессмысленно. 
Другие новинки – электронная очередь, доступная уже на 24 вокзалах, зарядные станции. В 2015 году проводили опрос пассажиров и поняли, что услуга зарядки гаджета будет востребована. Разработали несколько макетов для больших и малых вокзалов и к мундиалю оснастили зарядными станциями все вокзалы дирекции. На некоторых крупных вокзалах их оказалось недостаточно, будем расширять эту услугу. Большое внимание при подготовке к чемпионату уделили безопасности. На вокзалах, где проводилась комплексная реконструкция, внедрили новые системы пожаротушения отечественного производства, на 60% увеличили количество видеокамер – с 5,5 до 9,5 тыс. Сегодня наши вокзалы обладают одной из самых современных систем видеонаблюдения в Европе.
Начали внедрять систему «умный» вокзал. По-научному она называется «Автоматизированная система диспетчеризации и контроля управления». Имеется в виду прежде всего управление инженерными системами. 
Мы проанализировали наши системы отопления и на большинстве вокзалов начали системно менять централизованное отопление на блочные и индивидуальные тепловые пункты. Это даёт колоссальный эффект и окупается примерно за пять лет, экономится около 20% тепловой энергии. 
Сегодня это внедрено на 10 вокзалах, которые были задействованы в чемпионате мира. Также определили ещё порядка 80 вокзалов, где до 2025 года внедрим систему «умный» вокзал. 

– Как пассажиру понять, что он зашел на «умный» вокзал?
– Пассажир может почувствовать, комфортно ему или нет. Яркий пример –  вокзалы Самара и Нижний Новгород, где зимой было холодно, а летом – жарко. Люди мучились от жары и на вокзале в Ростове-на-Дону. 
Система «умный» вокзал позволяет при минимуме вмешательства человека контролировать и регулировать кондиционирование и вентиляцию. Причём так, чтобы найти баланс между надёжной работоспособностью и комфортом пассажиров. 

– В период подготовки к мундиалю отдельное внимание уделялось созданию условий для маломобильных пассажиров. Что было сделано?
– Все 11 вокзалов, которые принимали болельщиков, полностью адаптированы к приёму людей с ограниченными возможностями. Всего в дирекции 40 таких вокзалов. 
Готовя вокзалы к чемпионату, мы установили более 80 лифтов, эскалаторов, платформ, более 40 вспомогательных средств транспортировки (кресла-коляски и переносные аппарели). 
В этом году планируется завершить работы ещё на 18 вокзалах. Безбарьерная среда создаётся для всех четырёх групп маломобильных пассажиров: слабослышащих, слабовидящих, инвалидов-колясочников и перемещающихся с помощью опоры. Речь идёт о пандусах, лифтах, специальных кассах, тактильно-контрастных указателях. 
Отдельно проработана тема навигации. В рамках единого клиентского мобильного приложения мы сделали подпрограмму, которая осуществляет электронную навигацию. Часть этой подпрограммы касается исключительно маломобильных граждан. Например, человек, подъехав к вокзалу, может поставить задачу, чтобы на его маршруте не было лестниц, только лифты и эскалаторы. И эта функция востребована. 
Кроме того, с 2016 года мы начали создавать службы помощи на вокзалах. Это не наши сотрудники. Путём проведения конкурсных процедур мы стали привлекать организации, которые или уже имели опыт, или должны были пройти специальное обучение по работе с данной категорией пассажиров. Их задача – встретить и проводить человека, помочь переместиться по всему вокзальному комплексу. Маломобильные граждане заметили изменения очень быстро. В 2015 году мы обслужили 67 тыс. человек, а в 2017-м уже около 175 тыс. 

– О чем говорит эта цифра?
– Маломобильным гражданам сейчас стало путешествовать гораздо удобнее, поэтому логично, что они всё чаще выбирают поезда. Им стало удобно и комфортно. Пассажиров встретят, им не нужно самим думать, как перемещаться по лестницам без лифтов и эскалаторов. 

– На сколько удалось увеличить пропускную способность вокзалов в целом?
– На 216%. Ранее некоторые проходы в здания вокзалов были закрыты. С учётом требований транспортной безопасности мы установили интроскопы, открыли проходы. 
Также построили 14 досмотровых павильонов, и если до 2017 года на вокзалах мы могли в час пропустить 89 тыс. человек, то к началу мундиаля – 189 тыс. 

– А до этого люди стояли в очередях на досмотр?
– Бывали случаи, что люди стояли до 20 минут. Так было в 2017 году на Московском вокзале Санкт-Петербурга. Мы привлекли специализированную организацию, которая проанализировала ситуацию и пришла к выводу, что трёх досмотровых групп будет достаточно. Сегодня на Московском вокзале шесть досмотровых групп. В результате даже при отправлении сдвоенных «Сапсанов» и двухэтажных поездов никто не стоит больше 12 минут. 
Когда многие говорят про очереди на досмотр на вокзалах, никто не вспоминает аэропорты. В том же Пулково процедура досмотра и прохода занимает не менее 15 минут, если большой поток – то не менее получаса. А в аэропорту Милан в период массовых летних отпусков иногда можно провести в досмотровых очередях и полтора часа.
Требования безопасности везде одинаковые, поэтому если привыкли все к аэропортам, наверное, надо привыкнуть и к вокзалам. 

– Кроме сотрудников дирекции с болельщиками и гостями страны работали волонтёры. Как они себя показали?
– Волонтёры – молодцы. Их было около 2 тыс. человек, и они были представлены тремя категориями. Самая многочисленная, порядка 1,4 тыс. человек, – городские волонтёры. Вторая категория – это те, кого направила АНО «Транспортная дирекция – 2018», – 960 человек. Было 250 молодых людей – сотрудников компании «РЖД».
Волонтёры несли вахту вместе с нашими сотрудниками круглосуточно. Ежедневно только на вокзалах Москвы дежурили около 250 волонтёров, примерно половина из них – со знанием иностранных языков, в первую очередь английского. Были люди с испанским и даже японским. Волонтёрам удалось создать на вокзалах атмосферу гостеприимства. Мы в свою очередь проводили с ними тренинги, объясняли, как устроен вокзал. Соответственно, молодые люди помогали болельщикам сориентироваться и оформить билеты. 

– Всё предусмотреть очень сложно, и наверняка волонтёры и сотрудники дирекции сталкивались с нестандартными ситуациями...
– Люди часто оформляли или переоформляли билеты незадолго до отправления поезда. Процесс естественный: перед началом чемпионата сложно спланировать посещение тех или иных матчей. Допустим, вышла в четвертьфинала Хорватия – дополнительно прилетели хорватские болельщики. Или после проигрыша аргентинской сборной более 400 болельщиков пожелали уехать на сутки раньше. А это нагрузка на кассиров ФПК, работников транспортной дирекции, волонтёров. Наши сотрудники помогали не допустить беспорядков на вокзале. Те же аргентинцы собрались в кассовом зале на Казанском вокзале, и мы вынуждены были выделить им небольшой зал. 

– Чемпионат закончился. Какие дальнейшие планы по развитию вокзалов?
– На совещании под руководством генерального директора – председателя правления ОАО «РЖД» Олега Белозёрова рассматривалась долгосрочная программа развития нашей дирекции. Направление по обучению персонала признано одним из приоритетных. Естественно, мы будем этим заниматься. 
Более 3 тыс. человек обучили в рамках подготовки к чемпионату по различным программам. Впервые за последние годы существования дирекции уделили внимание английскому языку. Обучали людей работе с клиентами, в конфликтных ситуациях, обращению с современным оборудованием. Эту работу мы планируем продолжить. Много лет назад начальник вокзала и персонал обладали узкими компетенциями – принять и отправить пассажира, знать всё о графике, расписании, безопасности. Сегодня к ним предъявляются другие требования. 
Также мы будем продолжать внедрять цифровые технологии, адаптировать вокзалы для маломобильных групп населения. Мы развиваем различные сервисы и удобства на вокзалах. Уже к концу года на 45 крупнейших вокзалах будут установлены современные детские игровые зоны. 
Продолжим улучшать качество услуг камер хранения и носильщиков. Это касается и собственного программного обеспечения, которое делает более удобной и прозрачной услугу автоматических камер хранения, и внешнего вида носильщиков. Мы потребовали у наших партнёров – аутсорсинговых компаний –  привести в соответствующий вид своих сотрудников к ЧМ-2018 и продолжим этим заниматься. Равно как и требовать менять тележки. 
Занимаемся стандартизацией услуг и некоторые будем активно развивать. Например, на Московском вокзале открылся новый зал повышенной комфортности. Это первая ласточка. Начали проектировать современный бизнес-зал на Ленинградском вокзале Москвы. Всего на ближайшие несколько лет наметили 26 бизнес-залов, которые хотим привести к современным стандартам обслуживания. Комнаты длительного отдыха тоже устарели. Их качество многих пассажиров не устраивает. 

– Как дирекция выстраивает отношения с бизнесом?
– За последние год-два на вокзалы пришли крупные сети – рестораны KFC и Burger King. Удалось пригласить наших рестораторов. Например, владельцы «Белого кролика» открыли четыре ресторана «Ракета» на вокзалах Москвы. 
Задача повышения качества общепита тоже одна из главных. От этого зависит общий облик вокзалов, это меняет их социальный статус и привлекает посетителей не только из числа пассажиров. 
Одна из стратегических задач компании – рассматривать вокзалы не только как технологические объекты для обслуживания пассажиров, но и как центр социальной жизни, интегрированный в городскую экосистему. Например, на Киевском вокзале проходит выставка историка моды Александра Васильева. Планируется, что она переместится в другие города. На нескольких московских вокзалах пройдёт фестиваль «Спасская башня». С Третьяковской галереей организовали проект «Оттепель». Такие проекты будут расширяться.  
Яна Позолотчикова

Комментарии
    0
Защита от автоматических сообщений