Подписка 1520 - PDF

Дорога с запасом

Суббота, 17.02.2018 в 00:00
Дорога с запасом
Министерство по делам Северного Кавказа РФ подготовило проект программы по реализации Стратегии развития каспийских портов до 2030 года. Железнодорожникам предложено развивать объекты инфраструктуры, исходя из перспективного увеличения грузопотока на Международном транспортном коридоре «Север – Юг». Однако в ОАО «РЖД» считают достаточной пропускную способность сети в направлении портов Каспийского бассейна.

Как сообщили «Гудку» в пресс-службе Министерства по делам Северного Кавказа, на заседании 9 февраля сформирован проект программы реализации «Стратегии развития российских морских портов в Каспийском бассейне, железнодорожных и автомобильных подходов к ним в период до 2030 года». Ведомство является разработчиком этой стратегии, ее одобрило правительство в ноябре 2017 года. Сейчас в проекте 75 пунктов, но в него еще могут быть внесены дополнения, подчеркнули в пресс-службе.

В разделе проекта, посвященном железнодорожной инфраструктуре, указано, что наиболее загруженными сейчас являются дальние подъезды к портам Каспия на Приволжской и Северо-Кавказской железных дорогах. На Приволжской загруженными являются участки Верхний Баскунчак – Урбах и Волгоградский транспортный узел, а на Северо-Кавказской – Кущевка – Лиски и Тихорецкая – Гумрак. Там уровень загрузки инфраструктуры близок к 100%.

В то же время, согласно стратегии, к 2030 году нужно обеспечить объемы экспорта зерна через порты Каспийского бассейна до 7 млн тонн (сейчас около 1,3 млн тонн). По расчетам Минсельхоза РФ, к 2030 году общий объем экпорта зерна может достичь 48–49 млн тонн в год. В целом объемы грузопотока по прочим сухим грузам через Каспий – до 7 млн тонн (сейчас меньше миллиона), привлечь российский туристический поток в Каспийский регион – до 30 тыс. человек в год.

При этом в части программы по автомобильному транспорту констатируется, что в этом виде транспорта имеются определенные резервы для роста перевозок, хотя также имеются проблемные участки.


Перспективы стратегии, которая делает ставку на развитие торговых связей с Ираном, очень сильно контрастируют с сегодняшней ситуацией, при которой каспийские порты являются единственным в России экспортным направлением, куда грузопоток падает. В целом по итогам 2017 года он сократился на 35%, хотя это связано с сокращением поставок наливных грузов в порт Махачкала. Перевозки сухих грузов к каспийским портам упали на 9,8%.

К примеру, порт Оля в Астраханской области загружен на 13%, из 12 причалов используются только семь. И в целом перерабатывающие мощности трех каспийских портов составляют около 20 млн тонн, они загружены лишь на 30%.
«Сейчас по каспийскому направлению ничего не нужно усиливать, на нем, наоборот, отмечается недостаток грузов, – сообщил «Гудку» первый заместитель генерального директора Института экономики и развития транспорта (АО ИЭРТ ОАО «РЖД») Юрий Федоров. – Мы строили подъезды к порту Оля, рассчитывая на 4,8 млн тонн грузов в год, но сейчас их нет, порт стоит почти пустой. Транспортный коридор «Север – Юг», который идет по западному побережью Каспия, способен пропустить до 18 млн тонн грузов, но сейчас такой объем не просматривается».

По словам Юрия Федорова, через Волгоградский транспортный узел в сторону Каспия вполне можно пропускать 3–4 пары поездов в сутки (более 3,4 млн тонн груза в год), но их тоже нет. Через станцию Аксарайская сейчас в направлении Казахстана проходит порядка 20 пар поездов в сутки, а дальше на юг в сторону порта Махачкала идут единичные составы. Никаких проблем на каспийском направлении не существует, и на первом этапе до 2025 года мы вполне провезем все грузы, которые там могут появиться, подытожил Юрий Федоров. А только затем уже нужно будет снова оценивать, какую грузовую базу железнодорожникам собираются предъявить грузоотправители.

Директор Московского представительства Ассоциации морских торговых портов России Павел Нутфулин замечает, что в будущем все-таки расширение железнодорожных пропускных способностей может потребоваться, если очередь дойдет до строительства в районе Каспийска в Дагестане универсального глубоководного порта. Это предусматривается в стратегии при оптимистичном сценарии.
«В случае улучшения экономической конъюнктуры и повышения торговой активности с Ираном глубоководный круглогодичный порт может быть востребован, – уверен Павел Нутфулин. – Он будет ориентирован на миллион тонн зерна и порядка 100 тыс. контейнеров».

По словам эксперта, неудача с портом Оля объясняется тем, что проект был комплексный и оказался недоделан. Предполагалось, что в Астрахани будет закрыто 19 небольших терминалов, разбросанных в черте города вдоль Волги. Подвоз грузов туда осуществляется автомобильным транспортом. Все эти грузопотоки и должны были сосредоточиться в порту Оля, который почти на 100 км ближе к Каспийскому морю, чем Астрахань. Но терминалы не закрыли, хотя к этому вопросу можно вернуться и сейчас.

В стратегии отмечается, что с Казахстаном и Азербайджаном Россия имеет сухопутную транспортную связь, поэтому наиболее актуальным вопросом являются именно связи с Ираном.

Однако так как поставки нефти в порт Махачкалы снижаются из-за переориентации нефтепровода Махачкала – Новороссийск на высококачественные сорта, то возможна его переориентация на контейнеры, которые будут перевозиться по железной дороге.

В этом случае будет возможность отправлять контейнеризированные грузы в Казахстан и Туркмению. Также возможно расширение экспорта туда сельскохозяйственной продукции.

Проект плана реализации стратегии развития каспийских портов будет рассмотрен на президиуме Госсовета. Как сообщили в пресс-службе Министерства по делам Северного Кавказа, ориентировочно он может состояться в мае 2018 года.
Документ | Инвестиции

Автор: Сергей Плетнев

Новости

4 ч
5 ч
5 ч
5 ч
Все новости

Реклама на сайте

Новости по теме «Инвестиции»

Вторник, 13.11.2018 в 06:08
Суббота, 20.10.2018 в 05:41
Суббота, 11.08.2018 в 01:26