Подписка 1520 - PDF

Трудности перевода

Пятница, 04.03.2016 в 00:00
Трудности перевода
Парламент республики рассматривает поправки в закон «О железной дороге и общественном транспорте». Предметом споров стало требование к языку, который машинисты поездов используют на работе. Как говорится в пояснительной записке к документу, знание языка необходимо, чтобы машинист и диспетчер могли уверенно понимать друг друга, в противном случае есть риск возникновения опасных ситуаций. Чтобы их избежать, предлагается регулярно проводить проверку машинистов на знание эстонского языка, если он не является для них родным.

По словам лидера профсоюза железнодорожников Эстонии Олега Чубарова, поправки в закон вносятся по требованию Европейского союза. Сейчас машинисты для допуска к работе обязаны владеть эстонским на уровне А2, поправками предлагается повысить знание языка до очень высокой категории Б1. «У машинистов нет возможности в силу специфики профессии регулярно посещать языковые курсы и нести дополнительные расходы. Кроме того, есть опасность возникновения разногласий в бригадах на этой почве, чего прежде никогда не было. Уже много лет рабочим языком местных машинистов является русский, это связано с перевозками грузов и пассажиров в Россию и обратно», – прокомментировал он «Гудку».

По его словам, в республике не зафиксированы ЧП на Эстонской железной дороге из-за трудностей перевода. Тем не менее обсуждение поправок для обеспечения безопасности сначала проходило тайно, и только после вмешательства профсоюза процесс приобрел гласность. И это несмотря на то что изменения в законе могут коснуться работников с солидным трудовым стажем. По данным профсоюза, на ЭЖД работает порядка 600 машинистов, хотя нет данных по их языковым предпочтениям, так как проблема раньше не возникала. «Со стороны государства поступило предложение использовать на железной дороге два языка – эстонский и русский. Тем не менее непонятно, какая категория – А2 или Б1 – будет все-таки закреплена в законе», – говорит Олег Чубаров.

В то же время в министерстве экономики и коммуникаций Эстонии считают, что языковая проблема надумана. Как пояснил «Гудку» руководитель железнодорожной службы ведомства Индрек Лайнeвеэр, ни в поправках к закону, ни в действующих правилах однозначно не установлено, что рабочим языком предприятия железнодорожной инфраструктуры должен быть обязательно эстонский язык. «И в директиве Европейского союза говорится, что определиться в этом вопросе может само предприятие», – уточнил он.

Как сообщил директор по стратегическому развитию Эстонской железной дороги (Eesti Raudtee) Тоомас Уйбоупин, у компании есть четкая позиция на этот счет. ЭЖД обратилась в минэкономики с предложением установить для сотрудников сразу два рабочих языка. «У нас очень многие машинисты говорят на русском языке. Плюс наши поезда пересекают границы России, и сотрудникам необходимо знать язык коллег. Кроме того, мы взаимодействуем с латышскими железнодорожниками, языка которых не знаем, на русском. Поэтому два рабочих языка для нас – объективная необходимость», – пояснил он.

Впрочем, документ прошел только второе чтение, и в каком виде он будет в итоге утвержден, пока уверенности нет. Тем не менее удержать руководство республики от необдуманного шага вполне способны акции и митинги протеста. О том, что профсоюз железнодорожников готов идти на крайние меры, открыто предупредил власти Олег Чубаров.
Кадры | Власть

Автор: Елена Кудрявцева

Новости

22 ч
22 ч
1 д
1 д
Все новости

Реклама на сайте

Новости по теме «Администрация»